О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Многополярная RU

«Распад России» как фантом
26.09.2014 15:09
Вадим Штепа
Спектр

«Распад России» как фантом

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]

Кто-то и поныне ожидает «распада России» как избавления от имперской кармы. Однако главная проблема состоит в том, что это событие выглядит в принципе невозможным - если видеть в нем некий аналог исторического распада СССР.  / далее

Подробнее на ИNАЧЕ.net


Код для вставки в блог


Это выражение давно стало мемом. Даже зеркальным гротеском – в стремлении «развалить Россию» одинаково горячо обвиняют друг друга власть и оппозиция.

Ну, с точки зрения власти это хотя бы понятно. Дезинтеграции управляемой территории она боится как конца света. Еще в 2005 году тогдашний глава президентской администрации Медведев рассказывал страшилки: «Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом в современной России».

Однако примечательно, что деятели оппозиции с тех пор наперебой кричат о том же самом – только называя виновником этого движения к «распаду страны» саму власть (хорошая подборка цитат от Даниила Коцюбинского):

«Авторитарный режим, сложившийся в России в начале XXI века, бесперспективен, он лишь приведет к необратимому отставанию, окончательной потере конкурентоспособности, а возможно, и к развалу страны» (Григорий Явлинский);

«Политика, проводимая Кремлем, приведет к расширению войны на Северном Кавказе и к развалу страны» (Гарри Каспаров);

«Это нововведение приведет к окончательному отрыву Госдумы от нужд регионов и поставит страну под угрозу развала» (Владимир Рыжков - по поводу избрания глав регионов парламентами субъектов РФ из кандидатур, выдвигаемых президентом);

«Я занимаюсь общественно-политической деятельностью с целью смены этого политического курса, недопустимого и ведущего страну к развалу» (Михаил Касьянов).

С недавних пор, благодаря «закону против сепаратизма», эту тему вообще сложно анализировать, не рискуя нарваться на обвинения в запрещенной «пропаганде». Будто бы если запретить говорить о проблеме – она исчезнет. Возникает лишь недоумение как у Вовочки: «Странно – ж*па есть, а слова такого нет!»

Кто-то и поныне ожидает «распада России» как избавления от имперской кармы. Однако главная проблема состоит в том, что это событие выглядит в принципе невозможным – если предполагать его как некий аналог исторического распада СССР.

Союз распался потому, что в его республиках возникла легитимно избранная власть, которая уже более не подчинялась КПСС-овской «вертикали». А сегодня всякие возможности повторения той ситуации блокированы – выборы превращены в фарс на всех уровнях, избрание реально независимых кандидатов практически исключено. Все региональные Законодательные собрания – уменьшенные клоны Госдумы. Возникновение там фракций, защищающих интересы своей области или республики невозможно – региональные партии в РФ запрещены. (В отличие, кстати, от реальных мировых федераций.)

Невозможно себе представить и сколь бы то ни было массовое гражданское движение за независимость того или иного региона – аналог прибалтийских Народных фронтов в СССР. Единственным сепаратистским исключением в 1990-е годы была Чечня – но затем ее успешно залили нефтяными деньгами.

Российская власть ныне предельно персонифицирована. С точки зрения конвенциональной политологии это опасная ситуация – такое сосредоточение власти в одних руках чревато ее полным рассыпанием, если с хозяином этих рук что-то случится. Жесткая «вертикаль» может моментально обрушиться в хаос, поскольку она способна функционировать только при командах «сверху». Но парадокс ситуации в том, что рухнуть этой «вертикали» действительно некуда – властных институтов, способных к самостоятельному существованию, не осталось.      

Еще 10 лет назад в книге RUТОПИЯ я сопоставлял «пирамидальные» и «сетевые» системы. Мировое развитие интернета и других коммуникативных сетей отразилось и на множестве политических и экономических трансформаций. Сетевые, распределенные проекты оказываются более эффективными и мобильными, чем иерархические пирамиды. Кроме того, сеть как структура гораздо более жизнеспособна – в случае отказа какого-то кластера общее взаимодействие не нарушается, сигнал просто идет через другие и система сохраняет устойчивость. А для иерархической пирамиды выпадение какого-то опосредующего «кирпича» («бюрократического этажа») может стать фатальным.

В политике эти процессы отражаются как рост всевозможных международных и межрегиональных проектов, преобладание федеративных структур над централистскими. Централизация в новых условиях оказывается попросту неэффективной, поскольку тормозит и замыкает на себя любые экономические и общественные взаимодействия, а уровень развития страны прямо связан с их интенсивностью.    

Так что фантомную проблему «распада России» гораздо адекватнее было бы решать, не взвешивая на виртуальных весах, распадется она или нет, но задавшись вопросом о возможности налаживания сетевых межрегиональных связей.

Эти связи нужны всем – без различия политических позиций. Ни один здравомыслящий регионалист не мечтает об изоляции, автаркии и прочих идеях чучхе. Сегодня процветание региона напрямую зависит от раскрутки его брендов в окружающем мире.

Но в межрегиональных связях заинтересованы даже и местные ставленники «вертикали». Хотя бы из чувства самосохранения они понимают, что тотальная «пирамида», где они лишены права на собственную инициативу, неизбежно сомнет и их самих.   

Однако сегодня централизация стремится именно к тотальности. Очень наглядная иллюстрация – изменение структуры пассажирских авиаперевозок. Эта схема уже давно гуляет по сети – но в ней вряд ли что-то существенно изменилось, если не усугубилось. Да, даже справедливо ненавидимый «совок» был гораздо более «многополярным», чем нынешний российский москвоцентризм.

Еще один парадокс – такое небывалое нагнетание москвоцентризма устроили в России именно «питерцы», окопавшиеся в Кремле. Но логично, что в самом Питере живые силы не признают их за «своих», а формируют Ингерманландское регионалистское движение. И их «археофутуристические» сюжеты более цепляют публику, чем символ Петербурга как столицы империи, пусть и бывшей…

Для полноценной «сетевой» трансформации России необходим принципиальный отказ от мышления в имперских терминах. Например, словечко «провинция» надо напрочь выбросить их лексикона. В Римской империи им назывались завоеванные земли – но если мы хотим мыслить действительно постимперскими категориями, надо навсегда уйти от этой дихотомии «столица-провинция». Но воспринимать Россию как равноправное сетевое пространство множества самостоятельных и взаимосвязанных регионов.

Понятно, что эта ментальная трансформация пройдет нелегко. Все-таки 500-летний имперский бэкграунд, возникший еще в эпоху Московского царства, очень значим и влиятелен до сих пор. Однако без этого переключения с «пирамидального» на «сетевое» мышление мы не увидим никаких исторических перспектив…

«Пирамидальная» Россия будет неизбывно воспроизводить архаично-имперские архетипы. Но не пора ли уже с ними попрощаться? Британская империя когда-то владела полмиром – но его трансформация в Содружество совсем не означала заката English-speaking world. Наоборот – при отсутствии военного принуждения, культурно он стал еще более привлекательным. В Индии после ухода англичан знание их языка не перестало котироваться, а даже наоборот. Может быть, по-испански или по-китайски на этой планете говорит больше народу – но желающие войти в глобальное измерение неизбежно учат английский.

Вот и настоящий «русский мир» будет выглядеть похоже. Русский язык и современная русская культура должны стать глобально привлекательными. А не отталкивающими – как воинствующая «Новороссия» с ее ненавистью к окружающему миру. В этом, кстати, ее коренное отличие от европейских регионалистских движений – шотландского, каталонского и т.д.

Российские регионы должны, наконец, стать полноценными «субъектами федерации». Сегодня их субъектность практически стерта, как и федерация осталась лишь номинальной. Ее воссоздание, вероятно, не обойдется без заключения нового Федеративного договора. Только он по самому своему смыслу будет противоположен ныне действующей государственной модели. В будущую федерацию должны стремиться – а не бежать от нее. То есть регионы сами хотят в ней состоять, потому что чувствуют взаимный интерес и эффективность совместной государственности. А не потому, что кому-то угрожают репрессиями за «сепаратизм»…

Но это, конечно, наброски из будущего... А пока выбор невелик – либо усиление всеподавляющей «вертикали», либо хаос. Либо второе – как неизбежное следствие первого. 

Спектр


5.1/10 (число голосов: 38)




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру

Стальной настил профилированный фермы и покрытие из стального профилированного настила.

Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008