О журнале   Авторы   ЖЖ-сообщество   Контакты
Заказать книгу INTERREGNUM. 100 вопросов и ответов о регионализме. Проблема-2017 Манифест Конгресса Федералистов
Постполитика Протокультура Знаки времени Философский камень Псхинавтика Миру-миф!
Виртуальная революция Многополярная RU Глобальный Север Альтернативная история



Протокультура

Пермский период русской культуры
23.09.2010 22:56
Вадим Штепа
Русский Журнал

Пермский период русской культуры

Версия для печати
Код для вставки в блог
закрыть [х]

На Пермском экономическом форуме речь шла об изменении самих принципов современной экономики, о своеобразной «культурно-экономической революции», в которой все возрастающую роль играют постиндустриальные, креативные стратегии и технологии. Это очень непривычное пока для российского контекста понимание культуры...  / далее

Подробнее на ИNАЧЕ.net


Код для вставки в блог


«Новая экономика и культурная политика» - таково было название состоявшегося на прошлой неделе 6-го Пермского экономического форума. По специфике обсуждаемых тем он уже не первый год существенно отличается от форумов, проводимых в других российских городах, где они являются именно «экономическими». Здесь же речь идет о более фундаментальном - об изменении самих принципов современной экономики, о своеобразной «культурно-экономической революции», в которой все возрастающую роль играют постиндустриальные, креативные стратегии и технологии.

Это очень непривычное пока для российского контекста понимание культуры. Конечно, и на этом форуме звучали голоса представителей «старой формации», воспринимающих отношения экономики и культуры как сугубо «меценатские» - но они далеко не доминировали. Участники форума скорее погрузились в новый тренд, который по-конфуциански лаконично описал религиовед Бронислав Виногродский: «Основной вопрос: как культура влияет на экономику? В обычной голове представляется, что нужны деньги, для участия в жизни культурного поля. В правильном видении нужно научиться творить смыслы, чтобы потом эти смыслы превращались в ценности. Материальные ценности рождаются из смыслов. И все творчество подразумевает создание смыслов. Важно понимать и уметь. Мне здесь интересно».

Любопытно, что о факторе «интереса» - не столько в философском, сколько во вполне прагматическом значении этого слова - высказался и главный идеолог «Пермского проекта» Марат Гельман: «Если власть хочет не потерять население, она должна думать о культуре, ибо людям здесь жить должно быть интересно».

Повторим, Пермский форум действительно трудно воспринимать в российском контексте. Не только из-за международного состава участников и легкого переключения между двумя рабочими языками - русским и английским, когда большинство аудитории даже не надевает наушники синхронного перевода. Проблема, на мой взгляд, здесь метаисторическая. Ибо возникновение глобальной русской культуры (аналога English-speaking world) во многом противоречит традиционно-имперскому характеру российской государственности.

«Глобальное русское» может возникнуть как сетевая система взаимоинтересных связей между различными кластерами-регионами. А до тех пор мы так и будем, подобно златоусту Черномырдину, «говорить на российском языке». В постимперском англоязычном мире невозможно представить себе ситуацию, в которой лондонцы учили бы правильно модернизироваться калифорнийцев или сингапурцев, выдавая свои стандарты за универсальные. В России же москвоцентризм до сих пор считается чем-то «самим собой разумеющимся» - и, увы, даже среди тех, кто громче всех говорит о модернизации...

Марат Гельман справедливо замечает: «Централизованность России - одна из самых закоренелых её болезней». Уникальность «Пермского проекта» состоит в том, что ему удается от нее излечиваться - европейские художники часто прилетают в этот прикамский город напрямую, минуя российские «столицы». Тем самым они фактически и утверждают парадигму сетевого общества взамен централистско-иерархического. Сторонники централистской модели, наблюдая эту трансформацию, иногда пугают опасностью «распада», совершенно не умея (или не желая) видеть, что сетевые взаимосвязи, напротив, оказываются крепче и устойчивее, чем «вертикальные» иерархии.

Особенно это касается медиа-сферы, которая по природе своей носит сетевой характер. В США, к примеру, вовсе не существует расхожего в России понятия «центральная пресса» - «Boston Globe» и «Los Angeles Times» являются ничуть не менее «центральными», чем «Washington Post». У нас же пока едва ли не 100% бумажных и электронных СМИ, именующих себя «общенациональными», выпускается в Москве, что, помимо абсолютного преобладания в них московских событий, создает и такие отчуждающие медиа-штампы, как «Москва и Россия». Распространение интернет-изданий в различных регионах несколько смягчает этот контраст, однако в них зачастую все еще доминируют сугубо местные темы, далекие от глобального уровня интересов вышеупомянутых американских газет... Но в этой связи, кстати, очень порадовал первый бумажный номер пермского журнала «Соль», вышедший как раз перед форумом. И по интеллектуальной аналитике, и по культурной провокационности, и по полиграфическому качеству он резко превосходит залежи давно уже пресного московского «глянца»!

Однако секция «Медиа будущего» на форуме, к сожалению, в целом производила впечатление все тех же «столичных умников», приехавших просвещать «провинцию» - там часто звучал и сам этот термин, характерный для империи. Тогда как в постимперском (и европейском, и североамериканском) мире никакой «провинции», как синонима чего-то периферийного и вторичного, уже давно не существует. Ее сменили многообразные регионы, интенсивно развивающие свои уникальные бренды и становящиеся равноправными кластерами сетевого общества.

В дискуссии на этой секции меня весьма удивил отрицательный ответ известного интернет-деятеля Антона Носика на вопрос о взаимосвязи сетевого общества и возрастания регионального многообразия. Как обратный пример он привел Китай, где интенсивно развивается интернет, но сохраняется авторитарный централистский режим. К сожалению, время секции не располагало к более объемным обсуждениям, поэтому развернуть иные примеры, подтверждающие эту взаимосвязь (европейские, тихоокеанские и т.д.) не удалось. Хотя наблюдаемые в демократических странах процессы становления региональных идентичностей и глокализации напрямую связаны с развитием информационных технологий. И главная нынешняя проблема России (почему здесь буксует модернизация?) состоит именно в том, что у нас до сих пор не раскрыт региональный «капитал разнообразия» (по определению философа Сергея Корнева). Иными словами - те самые смыслы, которые и порождают ценности в постиндустриальной экономике. И пока эта региональная креативная специфика не задействована, до тех пор современную русскую культуру на мировом рынке будут представлять лишь какие-то действительно провинциальные римейки стандартных «мировых мод»...

Но авторов из различных регионов, представляющих собственные культурно-экономические проекты, на форуме было немного. Например, Сергею Чумичёву из Владивостока для изложения его футурологического концепта на одной из секций уделили лишь 5 минут. Петербургский социолог Дмитрий Иванов, автор актуальнейших идей «виртуализации общества» и «глэм-капитализма», президент екатеринбургского Института развития и модернизации общественных связей Фёдор Крашенинников и многие креативные лидеры из других регионов вообще, увы, приглашений на форум не получили. Вместо этого на тему региональной политики аудиторию просвещали общими декларациями и красочными презентациями - например, о различиях региональных брендов в разных странах. Но вот тех, кто сегодня реально создает эти бренды, услышать не довелось...

Еще почему-то совсем не было представителей Ассоциации европейских регионов, наиболее широкого межрегионального объединения в ЕС. Хотя их участие в форуме выглядело бы более чем логичным, учитывая претенциозный замах Перми выиграть в 2016 году статус «культурной столицы Европы».

Разумеется, «Пермский проект» уже сегодня завоевал себе славу самого яркого регионального культурного феномена в России - концентрация фестивалей, выставок, уличного паблик-арта здесь существенно превосходит «среднюю» по стране. Кроме того, в деле выработки регионального бренда Пермь сделала ставку именно на современное искусство - и это выигрышно отличает ее от многих других городов, где свой бренд сводят к сплошной истории и пытаются лишь «законсервировать» остатки старины.

Однако все же своя правда у местных критиков «Пермского проекта» есть - полноценный региональный бренд немыслим в абсолютном отрыве от локальных мифологий. В этом отношении весьма показателен опыт регионов современной Финляндии, где древние мифологии успешно и гармонично встроены в актуальную туристскую индустрию. Впрочем, сторонники «Пермского проекта» нашли весьма остроумный ответ на эту критику «архаиков», организовав Музей пермских древностей со скелетами динозавров и мамонтов. Куда уж древнее?..

...Но возникает некоторое предчувствие, что с развитием «Пермского проекта» и его аналогов в других регионах, подобными «динозаврами» будут выглядеть иные теоретики модернизации, которые слишком привыкли играть «общеэкспертную» роль, но конкретной креативной специфики в разных регионах не чувствуют. Представляется, именно эту тенденцию уловил Никита Белых - именно в силу включенности в свой региональный проект:

- Мне кажется, что форум с каждым годом выигрывает в части спикеров и содержании, но начинает проигрывать в формате. Он превращается в качественную экспертную площадку и, по сути, перестаёт быть форумом. Для его развития всё-таки как форумного явления необходимо более активное участие руководителей и представителей других регионов России, которым близка инновационная и культурная тематика... Было бы гораздо интереснее и полезнее, на мой взгляд, если бы с докладами о влиянии культуры на экономику региона наряду с Пермским краем выступили представители Томска, Новосибирска, Красноярска и других регионов. Чтобы можно было сравнивать и оценивать различные пути развития.

Но, к сожалению, эти «различные пути развития» пока так и остались в тени красивых, но слишком общих пленарных деклараций о модернизации, инновации и т.д. Конечно, Пермский форум имел и вполне прагматический результат - многие эксперты и креативщики смогли «развиртуализоваться», пообщаться в кулуарах, обсудить сближающие их идеи и возможные совместные проекты. Да и в целом - создание новых смыслов не терпит суеты... Однако некоторый разрыв между замечательными теориями и непосредственной практикой все же был заметен - и это довольно тревожный знак для всех исторических утопий...

Ну и под занавес - почти андерсеновская картинка из местной газеты:

«Форум завершился. Милицейские машины, перекрытое движение, робко стоящие у зебр пешеходы.

- Мама, там что? - теребит молодую женщину маленькая девочка, показывая на Соборную площадь.

- Там взрослые дяди играют, - находится мать.

- А нам с тобой можно?

- Нельзя. Видишь, милиция не пускает.

Город продолжал жить своей жизнью».

Остается надеяться, что следующие форумы будут жить с городом одной жизнью - и уже без милицейских оцеплений. Именно это и докажет, что высказанные на них идеи действительно победили.

Русский Журнал


4.7/10 (число голосов: 98)




comments powered by HyperComments


Радио Онегаборг Свободная Карелия Дебрянский клуб Пересвет Национал-Демократический Альянс Балтикум - Национал-демократический клуб Санкт-Петербурга АПН Северо-Запад Delfi Л·Ю·С·Т·Г·А·Л·Ь·М
Ингрия. Инфо - независимый информационный проект Оргия Праведников Каспаров.Ру



Разработка и поддержка сайта - компания Artleks, 2008